fbpx

САМАЯ ДОБРАЯ, КРАСИВАЯ, БЛИЗКАЯ, РОДНАЯ…

Это рассказ о моей дорогой мамочке. Я хочу записать его и для себя, и для моих потомков – если они захотят узнать о своих корнях и уже некого будет спросить.

11 марта 1926 года на Украине, в семье Брухи и Срулика Кац родились девочки-двойняшки. Старшую назвали Ида (в настоящее время, ее прах находится в крематории кладбища Санкт-Петербурга, рядом с мамой. Таково было ее желание, и мы его выполнили). Младшая, Сура, оказалась очень слабеньким ребенком и, как это принято в еврейских семьях, чтобы обмануть недобрую судьбу, ей было дано и второе имя, Сура-Ривка.
Но в семье ее звали Сонечка.
Сруль Шлемович и Бронислава Рувимовна, мои дедушка с бабушкой были портными. Но не простыми, а как сейчас сказали бы – элитными. Дедушка обшивал высший командный состав Советской Армии и в 1938 году был переведен в Ленинград. Семья поселилась в самом центре, на набережной реки Фонтанки, дом 50. Бабушка Броня устроилась на работу в ателье на Невском проспекте, известном в городе, как «Смерть мужьям!» Семья была, по всем меркам, благополучная: хорошее жилье, приличные заработки, уважение окружающих, планы на будущее… увы. Соне было пятнадцать лет, когда началась война.
Что такое блокада Ленинграда, никому рассказывать не надо. Бабушке повезло, ее с детьми вывезли зимой из осажденного фашистами города по «дороге жизни», проложенной по Ладожскому озеру.
Ее муж, как военнообязанный, остался в городе и в сорок втором году умер от голода.
Я никогда не видела своего дедушку.

А бабушка Броня с моей мамой и с Идой отправились в эвакуацию, в Казахстан, в город Алмаата.
Есть много рассказов, в которых описывается, как радушно принимали в глубоком тылу эвакуированных, как старались приютить и обогреть людей, которых война выгнала из родных мест.
К сожалению, так было не у всех, случалось и по–другому. Бабушку встретили откровенно недоброжелательно, не было ни сочувствия, ни понимания. Первое время пришлось жить в землянке, потому что никто не хотел брать в дом «эвакуированных евреек», у них не было ни еды, ни самых необходимых вещей. Но, со временем, жизнь устроилась. Нашлось жилье и работа, девочки пошли учиться. Мама закончила школу, потом учетно–экономическое училище, начала работать. Но Алматы так и не стала им родным городом.

После войны появилась возможность вернуться в Ленинград. Для этого маме пришлось завербоваться на завод резиновых изделий «Вулкан» – другого способа не было. Некоторое время ей пришлось трудиться там разнорабочей, но потом, до самой пенсии, мама работала уже по специальности.
К счастью, дом уцелел, и они смогли вернуться в свою квартиру. Вещей, правда, там почти не осталось, большую часть разобрали соседи. Пришлось собирать свое имущество. Но главное, они снова были в родном городе, в родном доме! Началась новая, мирная жизнь. И, разумеется, пришла любовь.

Все произошло, словно в сентиментальном романе. У Иды был знакомый, а у знакомого был друг, Израиль Миронович Крахмальник. После войны, он остался совсем один. Его родные – мама, папа и брат жили на Украине, в городе Дзержинске, Житомирской области и были расстреляны немцами. Еще молодой, образованный, интеллигентный, одинокий мужчина… друг предложил ему познакомиться с «хорошей еврейской девочкой из приличной семьи». Встречу организовали «случайную» – они поджидали Иду на улице, зная, в какое время она обычно там проходит. Но именно в этот день, именно в это время, именно по этой улице, вместо Иды прошла Соня.
В мае 1951 года папа с мамой поженились. Маме было 25 лет, папе 32. Это была не любовь с первого взгляда, не юношеский романтический порыв, это была судьба. Два взрослых, уже много переживших человека приняли осознанное решение создать семью, основанную не на книжных страстях, а на любви, нежности и взаимном уважении.

9 апреля 1952 родилась я, Марина Израйлевна Крахмальник. Любимая дочь и любимая внучка, я росла счастливым ребенком. И именно мама научила меня тому, какой должна быть настоящая семья. Да, несмотря на то, что мама всю жизнь работала, была хорошим специалистом, и ее уважали в коллективе, главным для нее всегда была семья.
Пусть многими это считалось старомодным, но мама придерживалась правил «домашней культуры». В квартире порядок и изящество, каждая вещь на своем месте – мама была необыкновенной хозяйкой! Любила гостей, любила угощать и, хотя времена были не особенно сытные, готовила «с душой»! Любила семейные обеды – даже если блюда незатейливо просты, стол обязательно накрыт скатертью, на скатерти аккуратно расставлена красивая посуда и вся семья за столом! Всегда было важным семейное общение – все вопросы обсуждаются вместе и решения тоже принимаются вместе. Для меня, для дочери, мама всегда была главным примером и главной советчицей. Ее кулинарными рецептами я пользуюсь по сегодняшний день. Что надеть, как поставить, как вести себя – мама, с ее безупречным вкусом, всегда могла подсказать, научить, объяснить… И не только мне, в доме постоянно толклись мои подруги и тоже все были накормлены, расспрошены и утешены.
1 апреля 1980 года папа умер. Этот интересный, удивительный человек прожил до обидного мало – «война догнала». В его трудовой книжке была всего одна запись – с завода он добровольцем ушел на фронт, дважды был ранен, дошел до Берлина, а после Победы вернулся на тот же завод. Был начальником цеха, рационализатором, изобретателем, про таких говорят – умные руки и дельная голова! А главное, был надежным, любящим мужем и нежным отцом. И вот он ушел, а Соня осталась вдовой в пятьдесят четыре года.

В 1990 году мы с мужем приняли решение репатриироваться в Израиль. Мама нас поддержала. Только благодаря ее помощи мы смогли быстро встать на ноги на Новой Земле. Мы спокойно обустраивались, работали, учили язык – мама полностью взяла на себя заботы о доме и о детях.  Мало того, она умудрялась еще и баловать нас своими кулинарными изысками. Помощь ее была бесценна.
К моему мужу, своему зятю, мама относилась с уважением. Сказывалось старомодное воспитание: «мужчина в доме…», «мужчине лучший кусок…» А внуков она обожала. Когда они служил в армии, если мама готовила что–то особенно вкусное, она всегда старалась припрятать кусочек, чтобы и мальчикам досталось попробовать. И как же мама была счастлива, когда появились правнуки!

Красивая, скромная, всеми уважаемая и любимая, она никогда не имела врагов. Зато друзей заводила легко! Уже в «золотом возрасте» у нее появилось время и возможность сидеть по вечерам на лавочке с соседками и новых подруг появилось множество. Когда мама заболела и попала в больницу, посетители шли сплошным потоком. Причем, многих из женщин, что приходили навестить Соню, я даже не знала.
В молодости у мамы не было возможности тратить время на чтение, но книги она любила и на пенсии стала читать много и с наслаждением.
Увы, время никого не щадит. Альцгеймер – страшное, беспощадное заболевание. Это очень тяжело, видеть, как гаснет сознание близкого человека и не иметь возможности помочь… 22 февраля 2011 года, на восемьдесят пятом году жизни мама ушла в лучший мир.
Она была оптимисткой, умела радоваться жизни и радовать окружающих, благодарная и благородная женщина…

Дорогая моя, добрая, любимая мамочка, я тебя никогда не забуду. Ты была самой лучшей мамой и бабушкой.

Ты мой ангел–хранитель, спи спокойно.

Читать Далее
Яркие Воспоминания
Место Захоронения
Меню
×